"Молот Божий" (книга Бо Герца)

Алексей
Posts: 220
Joined: Sun Jun 29, 2003 8:22 pm
код: 0
Location: Новосибирск
Contact:

Post by Алексей » Mon May 12, 2008 9:07 pm

Сани уже пересекли границу прихода, и разговор о знаках истинного сожаления о грехе сменился разговором о будущем духовного возрождения. В этом вопросе Савоний был оптимистом. О том, что произошло за последний год он не смел даже мечтать. Казалось очевидным, что нивы созрели до такой степени, что осталось лишь собрать урожай. Часто случалось, что люди приходили издалека только потому что однажды они встретили одного из возрождённых из Одесйо. Было ясно, что стремление к спасению прорвалось из таких глубин, которые раньше казались недосягаемыми.
Линдер был более скептичен. То, что у Савония был дар расшевелить эти застоявшиеся духовные воды в Одесйо было, безусловно, хорошо, однако на дне всё ещё оставалось много мути, которая скоро могла проявить себя. И в этой мути жила мерзкая рыба. Он был уверен, что его собственный уважаемый начальник, Варбек из Равелунды, был одним из тех, кто безусловно всплывёт и нанесёт удар, как только представится удобная возможность. А паства будет ему аплодировать. Покуда венерические болезни прокрались в дома и особняки, оттуда вряд ли стоило ожидать искреннего христианства. Хотя они сетовали внешне за церковные обычаи, их сердца были далеки от Евангелия. У них было не больше интереса к спасению, чем могло быть у Горация или Руссо. Немного пустой риторики, пара фраз о добродетели — это они ещё могут проглотить, но не более того, что любой приличный обыватель уже и раньше знал. Жертва и простота также вполне терпимы, если они присутствуют в цитатах из Марка Аврелия и ни к чему не обязывают. Но если кто-нибудь призовёт их во имя Иисуса отвергнуть себя и взять крест, его тут же не моргнув глазом осудят как пиетистского проповедника и врага всей человеческой культуры.
Он плюнул через борт саней. Здесь деревья стояли менее густо, а дорога поднималась в гору. С вершины можно было разглядеть поля Сёрбигда, лежащие между полосками леса.
Дрянгсмаркен был первым поселением на этой стороне границы. Там проходили домашние наставления. Как только они свернули с деревенской улицы, группа мужчин, которые уже ждали снаружи дома сняли кепки. Кто-то увёл лошадь, и двое пасторов вошли в жилую комнату, где всё уже было приготовлено к их приходу.
Перед очагом, изогнутый навес которого простирался к потолку, стоял тяжёлый деревянный стол и старое кресло с высокой и прямой спинкой. Это было место для пастора. Список катехуменов лежал на столе. Мужчины сидели на длинных скамьях слева, а женщины занимали лавки справа. Молодёжь и дети толпились на полу, где из-за холода они сидели на одеялах. Их светлые головы сияли как созревшие нивы на фоне тёмных холстов старших.
Савоний возрадовался этому знаку. Он вспомнил слова Спасителя: «возведите очи ваши и посмотрите на нивы, как они побелели и поспели к жатве». Он начал с пения гимна «Иисус — моя радость, моё всё», после чего он вознёс тёплую молитву за общину, за их фермы и дома, за бедных и нуждающихся, за пропавших солдат, за поля и скот, за избавление от разорения от русских, и за первое и окончательное спасение душ, чтобы случилось истинное пробуждение к покаянию и истинная вера в возрождение и освящение в Духе. Наконец, он помолился о тех, кто пришёл для научения, чтобы подобно тому, как их имена записаны здесь, они также были записаны и в книге жизни в небесах.
Затем он развернул список и отметил присутствующих. Читая их имена пастор думал с тихой радостью о том, как после его опыта обращения он стал частью этих людей, их домов и соприкоснулся с новым и чудесным жизненным опытом и человеческими судьбами. Год назад все эти мужчины и женщины были лишь мёртвыми именами на аккуратно разлинованной бумаге. Ныне же он видел лица и судьбы почти под каждой строкой. Многие из этих людей были в поисках; со многими из них он беседовал об их душевном состоянии и проблемах, а потому он довольно хорошо знал конфликты и скрытые трагедии также и в этой части прихода. Читая список он иногда справлялся о здоровье упомянутого человека, или о том, удалось ли ему купить дом с участком — и он чувствовал, что стал единым с этими людьми через тысячу невидимых нитей признания и симпатии.
Экзаменация проходила гладко. Настоятель был хорошим педагогом, и он научил свой приход катехизису настолько тщательно, насколько было нужно. Члены каждого семейства по очереди выходили вперёд и стояли группой у стола. Савоний продолжал свои объяснения и задавал заранее обдуманные вопросы. Когда катехизация завершилась, он попросил Линдера завершить. Капеллан объяснил третий Член Веры и поговорил о совершенно других вопросах, таких как перья на шляпах, лжепророки, препятствия к причащению и тихие пьяные собрания с бутылкой виски.
Затем Савоний сказал проповедь об истинном покаянии по тексту Галатам 6:7. После этого было пение гимна, а затем он произнёс благословение и пожелал собравшимся мира Господня.
Первыми ушли молодые люди, за ними последовали несколько старших. Но значительная часть людей задержалась. Они поднялись, но продолжали стоять в коридоре или группками в комнате, не решаясь выйти.
«Вы знаете, друзья, что в этом году не будет чаепитий» - сказал Савоний. «Настоятель настаивает, чтобы во время наших занятий их не было, чтобы это было в другое время. Нам стоит подождать с этим».
Йонас, фермер из Бакгардена, ударил себя кулаком в грудь и сказал: «Человеку следует жить не хлебом единым, но всяким словом, исходящим из уст Божиих. И мы должны желать, чтобы именно такой хлеб был у нас с великим избытком. У нас есть ещё пара вещей, о которых мы ходим поговорить, особенно сейчас, когда с нами целых два пастора».

Алексей
Posts: 220
Joined: Sun Jun 29, 2003 8:22 pm
код: 0
Location: Новосибирск
Contact:

Post by Алексей » Tue May 13, 2008 1:19 pm

(целых два пастора».)
«Что ж, тогда снова присядем» - сказал Линдер, нимало не удивившись такой просьбе. «Пожалуйста, садитесь вокруг стола». Несколькими жестами он рассадил группу полукругом. Ещё две лавки передвинули вперёд и круг стал двойным.
На улице начинало темнеть, и хозяйка зажгла на столе две свечи. Их тусклое пламя боролось с серым полумраком февральского вечера, который с трёх сторон захватил комнату. Свет падал на серьёзные лица вокруг стала.
«Начнём с начала» - сказал Линдер. «Что больше всего препятствует спасению в этой общине?» Он наклонился вперёд сгибая руки и опираясь на стол локтями.
Ответов было много. Были упомянуты бренди, греховные мысли, духовная ленность, мирские заботы, вожделение к деньгам. Да, и ещё судебная тяжба о Бякафальском болоте.
Линдер руководил беседой, будучи ветераном в подобном деле. Тяжба и пьянство были грехами самоудовлетворения. Их надлежало отвергнуть перед тем, как принять животворящую благодать. Другие грехи были врождёнными по самой природе человека. Они могли оставаться как желания и в обращённом человеке, но тот должен храбро противостоять им. В данный же момент крайне важно было покончить с этой судебной тяжбой между соседями. Линдер выяснил истинные причины непонимания с помощью нескольких вопросов и был готов дать совет. Йонасу следовало отказаться от своих требований, покуда он неплохо жил и без этого куска торфяника, а бедный арендатор, который, кстати, содержал много маленьких детей, мог выиграть это дело, но ему нужно было избавиться от сердечной обиды. Если бы Йонас добровольно отказался от своих требований, можно было бы вернуться к упрямому Ефраиму из Суннербослятта, который был настоящим зачинщиком этой тяжбы, чтобы он отказался от своих собственных притязаний к арендаторам на своём болоте. Фермер жил между двумя фермами, и обе требовали с него плату. Таким образом, Йонасу следовал на следующий день поговорить с Ефраимом и прийти к согласию. И более того, важно, чтобы каждый остерегался проявлять столь сильную заботу о своей чести или деньгах, что из-за этого подвергался опасности потерять Иисуса.
По ту сторону стола раздался вопрос к Савонию: «Разве не должен истинный ученик продать всё, что имеет и раздать бедным?»
«Я много раз задавал себе этот вопрос», немного туманно сказал викарий. Он чувствовал угрызения совести из-за своих прекрасных книг, и не знал, что ответить. Но Линдер, который никогда не мирился с неискренностью в отношении Слова Божьего, быстро прервал его.
«Закхей не сделал этого, когда стал истинным учеником. Господь должен быть хозяином всего, но у Него должен быть кто-то, чтобы управлять Его собственностью. Горе тому, кто тратит Божьи деньги на роскошь и суету, чтобы удовлетворить похоть очей и набить желудок. Но, с другой стороны, Божьи деньги нельзя легкомысленно отдать. Дайте Богу управлять сердцем; и Он будет управлять также фермой и деньгами»
«Как можно вернуть нажитое нечестным путём, если владелец умер?» - прозвучал следующий вопрос. Савоний с изумлением посмотрел на этого человека. Неужели этот человек открыто признаёт, что он вор?
«Тот, кто способен, должен возместить кражу во всей полноте. Но если владелец умер, деньги можно отдать бедным или тому, кто невиновно пострадал»
Человек задумчиво кивнул.
«А как насчёт человека, который не может заплатить?» - спросили с другого конца стола.
«Он всё же получит божье прощение, и должен просить о прощении человека, у которого украл. Ещё было бы мудро поговорить об этом с вашим пастором»
Следующий вопрос задала хозяйка дома, где они расположились. «Насколько велико должно быть сожаление о грехе, чтобы считаться искренним?»
«Настолько велико, чтобы человек желал покончить с этим грехом» - кратко ответил Линдер. «Крокодиловы слёзы на небесах ничего не значат. Но истинно сожалеет тот, кто желает освободиться от греха, даже если его сердце при этом твердо, как камень».
Вопросы становились всё более и более свободными. Дочь с соседней фермы осмелилась спросить о том, что её тревожило.
«Как кто-то может быть уверен в том, что Дух Божий призвал его?»
Савоний на мгновение задумался. Пролистав список имён чтобы узнать, кто спрашивает, он ответил.
«Кристина Йонсдоттер. Твоё имя есть в списке крещёных. Ты призвана Самим Богом. И никогда не сомневайся в этом!»
«Но если он ничего не чувствует?»
«Тогда Бог чувствует это намного сильнее».
Она покраснела, но больше ничего не сказала. Затем раздался другой голос.
«Насколько часто нужно приходить к Вечере Господней?»
На этот вопрос ответил Линдер.

Алексей
Posts: 220
Joined: Sun Jun 29, 2003 8:22 pm
код: 0
Location: Новосибирск
Contact:

Post by Алексей » Tue May 13, 2008 1:20 pm

(На этот вопрос ответил Линдер.)
«Это прямо зависит от того, как ты задаёшь этот вопрос. Если ты спрашиваешь, как часто ты должен приходить, это может говорить об упрямом сердце, которое желает купить милость Божью так дёшево, как возможно, и не желает на самом деле быть с Иисусом. Если это так, тебе нужно молиться Богу о том, чтобы Он обратил тебя. Если же, с другой стороны, ты спрашиваешь о том, как часто тебе нужно приходить, наш Господь отвечает «так часто, как ты приходишь», и это означает, что тебе нужно делать это чаще, чем подавляющее большинство, которые причащаются четыре раза в год просто для порядка. И наконец, если ты спрашиваешь, как часто ты можешь приходить, ты являешь праведный голод о милости, и мой ответ тогда: приходи с радостью к Господу так часто, как сможешь. Но только не пренебрегай подготовкой!»
Постепенно стали подниматься всё более общие вопросы, главным образом о дурных намерениях к ищущим душам в приходе. Чувствовалось, что самый сильный ветер противоречий дул со стороны паствы, слабый из поместья и средний из Салеби. Лишь на другой день старый Щенстедт снизошёл аж до того, что слегка похвалил своего садовника, почтенного Арона.
«Ты не такой, как другие пиетисты» - сказал он. «Ты женат, и можешь в любое время распевать весёлые песни. Если ты пообещаешь воздерживаться от излишеств и покажешь умеренность также в христианстве, я прямо сейчас дам тебе пол-барреля ржи. Умеренность должна быть во всём».
Арон ответил ему: «Оставь свою рожь при себе, Барон, потому что то, что ты требуешь, слишком трудно для меня. Разве умеренность не означает, что мера должно быть верно отмерена? А верная мера христианства в том, чтобы любить Бога всем сердцем своим, и ближнего своего, как самого себя. Я слишком далёк от того, чтобы смочь измерить это.
Барон засмеялся, и всё же передал пол-барреля ржи. Никто не мог упрекнуть Барона Щенстедта в недостатке великодушия.
Собрание продолжалось. По мере того, как снаружи сгущались сумерки, окна темнели. Пришло время закругляться. Они спели гимн. Затем Савоний произнёс вечернюю молитву и попрощался с людьми и с Линдером.
Когда он был уже почти на пороге в своей меховой шубе, ожидая ямщика из епархии, чтобы тот впряг лошадь в сани, один из оставшихся крестьян попросил поговорить с ним с глазу на глаз. Савоний снова зашёл в комнату.
«Я только хотел сказать» - промолвил крестьянин, «что я лишь сейчас понял, что против вас строятся какие-то злые козни в поместье. Вчера фон Райхер, барон Шенстедт и Варбек были там, и сегодня утром капитан сказал, что если вы по собственной воле не покинете приход, на вас пожалуются кафедральному капитулу. Вчера поздно вечером они подготовили какое-то письмо и все подписались под ним, кроме Барона Щенстедта, которого они обвинили в том, что он не с ними»
Эта новость на мгновение лишила Савония дара речи. Затем он прокричал через дверь: «Линдер! Линдер!»
Хозяйка из кухни заметила, что капеллан уже ушёл. Савоний не знал, что делать.
Двое или трое других присоединились к ним. Они, очевидно, были в курсе ситуации, и их отношение к этому было весьма определённым. «Бог поможет Своему свидетелю» - сказал один из них. «Но вы должны пообещать нам кое-что, Пастор».
«Что же?»
«Что вы не покинете нас»
«Это не моё решение; это будет решать капитул».
«Но если у вас будет возможность остаться»?
«Тогда я останусь.»
«Вы обещаете, Пастор?»
Савония взволновало их участие. Неужели он и в самом деле настолько нужен здесь? Тогда ему безусловно нужно остаться на посту.
«Да, обещаю» - сказал он. «Если мне позволят остаться в Одесйо, по своей собственной воле я не буду просить о новом назначении».
«В таком случае Бог, безусловно, сохранит верного пастыря для своего маленького стада» - с искренней радостью сказал крестьянин.
Сани остановились у двери. Савоний беспокоился о том, чтобы не опоздать домой, а потому быстро попрощался со своими друзьями. «Помните, что вам всегда рады в усадьбе» - сказал он, посмотрев особенно на того человека, который спросил, как кто-то может принять прощение даже хотя он не может восстановить то, что украл.
Полностью стемнело. На мрачном небе не было звёзд, и казалось, что оно сливается с тёмным лесом. Лишь когда они добрались до открытых полей, стала видна слабая граница света. Когда они достигли большой дороге, сани ускорились, и ямщик, который желал поскорее добраться до дому, отпустил поводья.

Алексей
Posts: 220
Joined: Sun Jun 29, 2003 8:22 pm
код: 0
Location: Новосибирск
Contact:

Post by Алексей » Tue May 13, 2008 3:58 pm

(отпустил поводья.)
Савоний плюхнулся на сиденье. Его думы были невеселы. Конечно, он проповедовал с остротой, но никак иначе нельзя было пробить безразличие и пробудить страх об их состоянии. А теперь были те, кто, выслушав его, устроили против него заговор. Что же такого они нашли, что капитул мог признать как обвинение?
Лошадь замедлила ход. Они доехали до Ваннеберги, и сани с трудом скользили по деревенской улице. Савоний помнил тот ужасный ноябрьский понедельник, когда сумасшедшие фермеры из этой деревни, возвращаясь из церкви, всю ночь пропьянствовали в Синкане и Свенхестере, а потом им пришла в голову дикая мысль устроить горки на санях, несмотря на то, что почти весь первый снег за ночь растаял. В то утро он ехал навестить больного, и встретился с ними на холме по другую сторону деревни. Лошади были в пене и крови на удилах а по их потные спины были исхлёстаны плетьми. Он выпрыгнул из телеги и с дикой яростью побежал к ним. Первые сани остановились. Над ним нависло слюнявое, обсыпанное табаком лицо, и проклятый пьяница в следующий момент дал ему почувствовать на своей спине и плечах острый удар кнута, подобного свёрнутой змее. Он нёс на ремне набор для причастия, а удар кнута сломал замок, так что две половинки раскрылись, явив красную обивку, которая светилась, как кровавая рана. Буквально чудом ему удалось поймать серебро, чтобы оно не упало в дорожную пыль. В следующий момент он обеими руками поднял чашу, и, встав перед санями, закричал: «Давай, продолжай! Это чаша Господня, которую ты оскорбляешь и святая кровь Иисуса, которую ты смешал с грязью!» Крестьянин окаменел, как статуя. Он уставился на него налитыми кровью глазами и вдруг понял, что же он натворил. Затем всё его тело начало трясти, он упал с саней лицом вниз и зарыдал, как дитя. Его пришлось помочь взобраться назад. Три дня спустя он пришёл в поместье. Это было начало возрождения в Сёрбигде.
Неужели можно подумать, что кафедрального капитула попросили вмешаться, чтобы всё вернулось на круги своя, как в старые добрые времена с пьянством, проклятьями и жестокостью к животным! Безусловно, ни один капитул в мире не был настолько слеп, чтобы принять решение против Божьего дела возрождения! Безусловно, христиане, знакомые с реальным положением дел, которые были в большинстве, не стали бы выступать за эти проклятия азартные игры, идолопоклонство и бедствия от дурмана!
* * *
В общей комнате дома священника и в кабинете настоятеля горел свет. В прихожей Савония встретил настоятель, идущий с одной стороны, и Хедвига — с другой. Настоятель поприветствовал его с необычной теплотой, а Хедвига пригласила его поужинать.
За столом первым делом настоятель спросил его о новостях с юга. Как там поживает Линдер?
Савоний мог бы сказать, что капеллан Фрожерума был в игривом настроении. Он помирил чиновника и трактирщика; противному старику из Свинсйо выло вынесено предупреждение от церковного совета, фермер в Лидене счастлив, потому что женился на своей хозяйке, а двоих пьяных фермеров, которые пытались остановить его сани однажды тёмной ночью на мельнице Энеберги, он выставил за забор. Мелкие фермеры всё чаще и чаще всерьёз задумывались о действительно необходимом. Но свободные землевладельцы по-прежнему очень немногие становились частью царствия Божьего.
Савоний говорил путано. Он явно желал обсудить кое-что другое.
«А как дела в Дрянгсмаркене?»
«Ну, людей было много, но никаких особых вопросов не было. Это было очень тихое собрание; ответы были разумными и показывали весьма заметную духовную зрелость и опыт. Вдова Кристина чувствует себя лучше; фермера из Бакгардена призвали на военную службу; мороз стоял сильный, однако осенний урожай ржи вне опасности».
Настоятель дивился своему викарию. Таким разговорчивым он не был уже очень давно.
«Тебя не звали под каким-нибудь предлогом в поместье?»
«Я думаю, позовут, сэр. Я так понимаю, у них вчера было собрание. Где они решили содействовать высшим интересам церкви Божией»
«То есть ты уже всё знаешь?»
«Только догадки. Они были здесь?»
Настоятель кивнул. «Но сперва поедим» - сказал он.
* * *

Алексей
Posts: 220
Joined: Sun Jun 29, 2003 8:22 pm
код: 0
Location: Новосибирск
Contact:

Post by Алексей » Tue May 13, 2008 6:35 pm

В кабинете настоятеля огонь всё ещё пылал в красиво украшенной печи. Настоятель жестом пригласил Савония сесть на диван. Первым делом он достал документ от капитана.
«Вот, что они приготовили» - сказал он.
Викарий читал. Тень прыгала по его лицу и нарисовала две морщинки между бровями.
«Это самая большая глупость, которую мне доводилось читать» - сказал он.
«Ну, наверное не совсем глупость, но скорее хитрая злоба» - ответил настоятель. «Повсюду ложь и полуправда».
«Вы думаете, сэр, что кафедральный капитул уделит внимание такому документу, как этот?»
«Боюсь, что да. Судьба таких доносов зависит не столько от того, что в них написано, но скорее от того, кто это подписал. Если капитан Крефелдт и фон Рейхер оба подписали это, кафедральный капитул вряд ли просто выбросит это его в корзину. Их судьба также зависит от того, какие свидетели это подтверждают. И здесь у тебя самый важный свидетель». Он передал викарию письмо от его брата священника.
Две морщины на лбу викария углубились и превратились в тёмный клубок гнева.
«Это бесчестно» - сказал он. «Разве у пастора нет права собрать людей из своей собственной общины для молитвы и проповеди Слова? Неужели Варбек ожидает, что Андрес в Дрянгсмаркене не впустит в дом своего шурина из Равелунды, пока я буду там, чтобы тот не слышал меня? Неужели церковь должна быть собранием общины, где грешников называют «добрыми фермерами» только потому, что они платят свои налоги и ходят в церковь? Может ли церковь Христова начать судить души по их общественному положению, а не по Божьему закону?»
Настоятель пристально посмотрел на своего викария.
«Тебе всё ещё следует кое в чём научиться смирению, сын мой» - сказал он. «Они судят тебя не за это. Если я правильно подозреваю, гораздо большая проблема в одежде, кружевах и ювелирных украшениях. Евангелическое вероисповедание рассматривает такие вещи как адиафору, но ты иногда делаешь из них заповеди и связываешь людей сильнее, чем это делает Слово Божие».
«Но разве Слово Божие не на моей стороне?» - отрезал Савоний.
«Есть кое-какое несогласие в этом вопросе, как ты хорошо знаешь. И здесь против тебя и Лютер, и Меланхтон, и в целом евангелическое христианство»
«Это неправда. Ведь Франке и Марбек тоже евангелисты»
«Они законники, и, как ты видишь, они тоже говорят о делах праведности. Но это прямо противоречит самому сердцу свободы христианина. Такие вещи приводят только к отчаянию совести — или к самоправедности».

Алексей
Posts: 220
Joined: Sun Jun 29, 2003 8:22 pm
код: 0
Location: Новосибирск
Contact:

Post by Алексей » Tue May 13, 2008 6:35 pm

(или к самоправедности».)
В этот момент появилась Хедвига с двумя чашками кофе на подносе. Савоний стоял на том же месте. Он только сейчас заметил, что она снова надела золотую брошь на её привычное место. Кровь застыла в его жилах. Значит — и она тоже! Даже здесь все против него! Ну что ж, больше он не сдвинется ни на дюйм!
«Что касается украшений» - грубо отметил он, «Писание прямо говорит, что внешним украшением женщины должно быть не плетение волос, не золотые уборы или нарядные одежды, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа».
Настоятель хитро улыбнулся.
«И поэтому ты хочешь запретить моей маленькой Еве-Лотте заплетать волосы? Или ты намереваешься попросить всех женщин в Сёрбигдене воздерживаться от причёсок?»
Савоний был поражён словами настоятеля. Он никогда не думал раньше о заплетённых волосах в этом свете. Если женщинам нельзя заплетать волосы, как же тогда они будут носить их?
«Посмотри внимательнее на контекст этого отрывка из Первого Петра» - продолжил настоятель, - «и ты увидишь, что он говорит о том, каким образом женщинам нужно пытаться приобрести своих неверующих мужей. Им всего лишь сказано не обращаться для этого к внешней эффектности и кокетству, потому что так нельзя никого обратить. Но скорее им следует явить тихую и честную набожность, которая побеждает души без всяких слов. Ты должен помнить, Хенрик, что всякий, кто зависит от дел закона, находится под осуждением. Помни также, что ничего нельзя отвергать, что принимается с благодарением. Апостол говорит, что это хорошо».
«Но ведь так можно оправдать почти любое мирское увлечение», - сказал Савоний. «Слава Богу за бифштекс, слава Богу за выпивку; ешь, пей и веселись! А потом мы лечим их пьянство и язвы каплей искупительной крови! Я не могу принять такое учение».
«Ты сможешь лучше это понять, когда сам попробуешь исцелить свою плоть с помощью самоумерщвления и самопожертвования» - холодно ответил настоятель. «Доброй ночи, Хедвига. Спи спокойно, дитя моё, и не забудь поблагодарить Бога за хорошую маму, когда будешь снимать её брошь».
«А теперь, Хенрик, давай поговорим об этом серьёзно. Капитан и его друзья предъявили нам ультиматум. Либо ты покинешь Одесйо до первого Мая, либо эти документы будут посланы кафедральному капитулу. Так обстоят дела. Я обещал дать им ответ завтра утром. Что скажешь?»
«А что вы скажете, сэр?»
«Я уже дал свой ответ. Хотя я сожалею о некоторых грубых ошибках, в которых виновен мой викарий, я не хочу сам никуда отправлять его, покуда он сам не захочет уехать. А потому ответ зависит от тебя. Ты можешь думать об этом до завтра. Это также затронет и твоё будущее. Если ты выберешь уехать, я всего лишь напишу капитулу, что вплоть до дальнейших просьб я намерен служить один, без помощника, и в этом случае тебя без всяких хлопот куда-нибудь переведут.»
Савоний рассеянно смотрел перед собой. Морщины на его лбу разгладились и сменились благодарным спокойствием, а на его губах даже появился намёк на улыбку. Он представлял себе грубых крестьян из Дрянгсмаркена, и запах от их сырых одежд, кажется, вновь проникал в его ноздри; он слышал снова их голоса, говорящие с детской наивностью: «Пастор, вы обещаете, что не покинете нас?» Да, он пообещал остаться. По Божьему провидению его заставили дать такое обещание за несколько часов до того, как он напрямую столкнулся с этим решением. И теперь у него просто не было выбора.
«Спасибо вам, сэр» - сказал он. «Я думаю, что смогу дать ответ прямо сейчас. Если вы позволите, Я останусь здесь».
«Конечно, оставайся» - сказал настоятель, «даже несмотря на то, что я порой думаю, что ты послан, чтобы испытать меня. Но я хочу, чтобы ты помнил, Хенрик: раз уж ты выбрал сражаться, ты не защищён от ответных атак, а в твоих доспехах зияют большие дыры».
«Я не боюсь» - ответил Савоний. Покуда больше настоятелю было нечего сказать, он кратко пожелал спокойной ночи, вышел через прихожую и был уже на полпути через сад к другому крылу. Затем, уже переступив одной ногой через порог, он обернулся.
«Я хочу ещё сказать, сэр, что если кафедральный капитул встанет на сторону атеистов, пьяниц, богохульников и эксплуататоров бедных фермеров, и против тех, кто стремится приобрести потерянных для Бога, тогда капитул станет обителью зла, и в этом случае мне придётся покинуть служение. Спокойной ночи!»
Настоятель уныло сел за стол. Он вертел в руках медный нож для бумаги и задумчиво чесал им голову под париком. Затем он отбросил нож прочь, сложил руки и низко-низко склонил голову над столом.

(конец главы).

Алексей
Posts: 220
Joined: Sun Jun 29, 2003 8:22 pm
код: 0
Location: Новосибирск
Contact:

Re: "Молот Божий" (книга Бо Герца)

Post by Алексей » Thu Oct 15, 2009 9:10 pm

Оказывается, эта книга летом вышла в переводе со шведского.
Бу Йертс. Молот Божий (СПБ.: Светоч, 2009)

Ссылки на часть первой главы можно найти вот здесь:
http://www.soluschristus.ru/talks/razno ... ot_bozhij/

Осталось найти эту книгу в продаже...

mistaken
Posts: 11
Joined: Tue Oct 30, 2007 6:33 pm
код: 0
Contact:

Re: "Молот Божий" (книга Бо Герца)

Post by mistaken » Fri Oct 16, 2009 8:13 am

Продаётся в Соборе Св. Марии (ЕЛЦИ) в СПб. 50 руб. :D

Semiliranda
Posts: 1
Joined: Sat Aug 17, 2013 11:53 pm
код: 99

Re: "Молот Божий" (книга Бо Герца)

Post by Semiliranda » Sun Sep 22, 2013 2:27 am

Спасибо! Кажется, выпал кусок первой главы о том, как умер отчаявшийся крестьянин. Найти бы эту книгу в эл. виде...

Post Reply